Грозовой оборотень
"Tura perjura, secretum prodere noli!"
Намару совсем не хотелось открывать глаза, как говорят, многие сны мы забываем, как только проснулись. Многие, но не все. Спустя несколько минут, он всё же открыл глаза и смотрел в белый потолок, хотя нет, смотрел в пространство между ним и потолком.
Странно, но он никогда не задумывался над тем, почему какие-то сны забываются, а какие-то остаются в памяти на долгие годы. Порой кажется, просыпаясь, мы оказываемся не в реальности, а всё ещё спин и видим сон. Конечно, чувство нахождения в сновидениях исчезает, стоит только умыться, но всё же.
В комнату проникал солнечный свет, рассеиваясь проходя через полупрозрачные белые шторы. Лёгкий ветерок, ещё прохладный, не успевший нагреться от летнего солнца, приподнимал края шторки, что закрывала выход на балкон. Часы показывали 06.59 утра, через минуту должен был сработать будильник. Намар лежал с открытыми глазами, без движения. Сегодня он проснулся до будильника, раньше на несколько минут, часть из которых он лежал с опущенными веками. Сны, разные, неповторяющиеся, каждый день прерывались мягким жужжанием будильника, стоящего на прикроватной тумбочке. Но сегодня, он очнулся раньше, проснулся с одной фразой, которая ворвалась в самый обычный сон, заставила забыть этот сон, но не исчезла сама.
- Пора просыпаться. – Прошептал Намар. – Проснулся и не забыл, проснулся и слушаю, странно.
Он продолжал лежать не шевелясь, краем глаза он видел время, которое указывало на то, что через минуту сработает будильник, и он встанет, встанет и забудет про сон, потому что так часто бывает, когда просыпаешься раньше и просто лежишь и ждёшь, ждёшь, когда же тебя поднимет это маленькое механическое чудовище.
- Словно во сне, может я ещё сплю? – он пытался говорить сам с собой, и понимал, что задаёт этот вопрос сам себе мысленно.
«Намар, ты спишь и видишь сон, о том как проснулся, и ждёшь будильника. Правда ведь, это сон? И почему я спрашиваю сам себя? Возьми да проверь, ущипни себя, или просто встань. Да, точно, встань и пойди умойся».
Время шло, а Намар по прежнему лежал без движения, смотрел в пространство перед собой, начиная осознавать, что он ещё не в реальном мире, а в том, где он думает, что проснулся, будучи уверенным что не спит. Циферблат на будильнике не менялся, цифры продолжали показывать 06.59 утра. Это вполне соответствовало осознанию, что он ещё спит. Прохладный ветерок касался его руки, лежащей поверх простыни, которой укрывался Намар. До ноздрей долетал аромат свежей выпечки из кондитерского цеха, расположенного в соседнем здании. Хлеб у них всегда был свежий и очень вкусный.
- Пора просыпаться. – Произнёс Намар и открыл глаза. Да, теперь точно понимал, что видел сон, видел себя в своей же комнате, слышал голос, который говорил ему просыпаться, но только сейчас он понял, что там, во сне, говорил не он, он слышал, и как будто повторял.
На улице было ясное утро, косые лучи солнца проникали в комнату, через открытую балконную дверь в помещение врывался утренний прохладный ветерок, с ароматами кондитерских изделий. Намар повернулся на правый бок, посмотрел на будильник, улыбнулся и опираясь на правый локоть сел. Босые ступни коснулись прохладного пола, слегка взбодрив Намара, что ждал сигнала будильника. На часах было 06.59 утра.
- Давай же, сколько ещё ждать. – Он смотрел на циферблат, в ожидании заветной цифры 7, и было ощущение, что она уже никогда не появится. Время никак не хотело ускоряться, но долгожданное жужжание тихо, с нарастанием, понеслось из будильника, числа сменились на 07.00 утра.
- Пора просыпаться. – Повторил Намар и встал с постели.
Уже за завтраком он понял, что не может забыть этот утренний короткий сон, заставивший его думать, что уже проснулся. Эти мысли не покидали его и днём, и вечером. В течении дня, сны, которые когда-то давно приходили к нему, похожие на утренний сон, но уже почти забытые, начали всплывать в сознании всё чётче, словно картины из реальной жизни. Уже по дороге домой, в сумерках, Намар шёл погружённый в воспоминания, не замечая никого, на автомате уклоняясь от встречных прохожих, бормоча про себя «Извините», «Простите», он вдруг остановился у озера, в центре парка, рядом с небольшой скамейкой, обращённой к центру водоёма. Она была пуста. Намар, словно под тяжестью навалившейся на него усталости, присел на краю, откинувшись на спинку, и закрыл глаза. Его мысли носились по каким-то воспоминаниям, снам, которые он давно забыл. Он ясно понимал, что это всё когда-то существовало, во снах, но закрадывались и сомнения, словно это были не сновидения.
Прошло около часа, когда он вдруг почувствовал странное тепло, идущее спереди, словно вспышка пламени обдала его жаром и отступила, следом порыв ветра охладил предшествующий жар и стих. Что-то очень далёкое холодное и в то же время тёплое ворвалось в сознание, ему показалось, будто что-то коснулось руки и в следующий миг он открыл глаза.
- Опять сон. – тихо прошептал он, смотря на гладь воды, в которой отражалась полная луна, среди мерцания звёзд. Вокруг было тихо и спокойно, вечерняя прохлада окутывала его. Ночь была ясной, как и день.
Намар глубоко вздохнул, пытаясь вспомнить ощущения этого короткого сна, где-то за спиной слышались звуки каблучков, стучащих по тротуарной плитке.
«Кто-то прошёл мимо, похоже девушка, наверное она коснулась и разбудила его, хотя уже так далеко ушла? И этот запах, что-то сильно мне напоминает? Да, похоже на шиповник, дикий шиповник. Откуда я знаю это?».
Тряхнув головой, Намар хотел встать, но под ладонью почувствовал мягкую ткань. Резко опустив взгляд, он увидел на коленях чёрный, аккуратной сложенный плащ. Резко обернувшись туда, откуда ещё минуту назад доносился стук каблучков, Намар пытался увидеть хотя бы удаляющийся силуэт, но никого не было.
Вновь откинувшись на спинку скамьи, Намар аккуратно поглаживал лежащий на коленях сложенный плащ. Каждый раз, как он проводил по нему пальцами, появлялось ощущение какого-то присутствия, давно забытого присутствия, но которое оставалось в глубинах сознания. И это были не совсем сны.
- Домой. Нужно продолжить партию в шахматы.
Намар встал со скамьи, сунул плащ под мышку, и неспеша двинулся в сторону дома, стараясь больше ни о чём не думать. Это было тяжело, но с каждым десятком шагов, это ему удавалось. Подходя к дому, он уже освободился от нахлынувших на него мыслей, оставался лишь один вопрос, с которым он войдя домой, раздевшись, лёг спать.
- Что это было у пруда?